Показаны сообщения с ярлыком Юрий Муравлев. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком Юрий Муравлев. Показать все сообщения

четверг, 21 июня 2018 г.

Алексей Муравлев - Сочинения для фортепиано (1984)(Мелодия С10 21261 000)

Сторона 1
Сказы, Пять характерных пьес, соч. 5
1.     До мажор. Moderato assai — 2.16
2.     Ми минор. Allegro moderato — 3.14
3.     Си-бемоль мажор. Росо adagio — 4.45
4.     Фа мажор. Allegro con brio — 4.14
5.     До мажор. Moderato assai — 7.16

Сторона 2
Элегия из музыки к кинофильму «Дом с мезонином» Русское скерцо, соч. 6 — 4.48
Три пьесы для фортепиано, соч. 15
1.     Новеллетта —3.00
2.     Пастораль - 2.13
3.     Шествие — 2.42

ЮРИЙ МУРАВЛЕВ, фортепиано

Звукорежиссер Р. Рагимов Редактор И. Слепнев Художник В. Байков Фото Г. Прохорова


Имя заслуженного деятеля искусств РСФСР, лауреата Государственной премии Алексея Алексеевича Муравлева приобрело известность в 50-е годы. Первым сочинением, получившим широкий общественный резонанс в нашей стране и за рубежом, стала симфоническая поэма «Азов-гора» — масштабное полотно, запечатлевшее близкие композитору образы седого Урала, его истории, легенд, его сильных духом людей.
Воспитанник музыкальной школы-десятилетки при Ленинградской консерватории, а затем Свердловской и Московской консерваторий, Алексей Муравлев учился в классах таких замечательных музыкантов, как В. Шебалин, Ю. Шапорин (композиция), Г. Нейгауз, Н. Голубовская (фортепиано) и другие. Столь серьезное образование в сочетании с редкой природной музыкальной одаренностью дало возможность А. Муравлеву рано постичь тайны композиторского мастерства. В 1942 году, будучи еще восемнадцатилетним юношей, он вступает в Союз композиторов.
Сочинения, создаваемые композитором, разнообразны как в жанровом отношении, так и в плане их содержания. Близка А. Муравлеву и высокогражданственная тематика, воплощенная им в целом ряде ораториально-симфонических, хоровых и оркестровых сочинений, и интимная, сокровенная лирика, высвечивающая тончайшие движения человеческой души, — лирика, которой дышат камерные вокальные и инструментальные опусы А. Муравлева, которая является одной из неотразимо обаятельных черт его музыки. Другая грань таланта А. Муравлева остроумие, изобретательность, живость. Его характерные и фантастические образы переданы с захватывающей яркостью. Стилю композитора свойственны также драматизм, сочетание простоты и ясности изложения мысли с глубиной ее философского подтекста. Но самое характерное, что придает особенную самобытность музыке А. Муравлева, — это сочетание истинно национальных истоков с изысканностью формы, рафинированностью. Стройность, гармоничность, цельность музыкальных построений, шлифовка деталей одинаково свойственны композитору и в его работе над песнями (вспомним, например, «Зимнюю колыбельную», «Байкал, Байкал», «Песню о березке», Песню Сережи из кинофильма «Белый пудель»), и при создании таких значительных сочинений, как Концерт для дуэта гуслей с оркестром русских народных инструментов, соч. 14 или Соната для фортепиано, соч. 18. В красоте и выразительности мелодий А. Муравлев продолжает лучшие традиции русской и советской музыки с ее интонационным богатством, опорой на фольклорную основу.
Фортепианные сочинения А. Муравлева популярны не только среди профессиональных музыкантов, но и среди широкого круга любителей музыки. Они приобрели заслуженную известность не только благодаря красоте самой музыки, значительности ее образов, переданных средствами современного музыкального языка, но также из-за удобства, пианистичности фактурного изложения. Будучи доступными, но тонкими, эти сочинения заинтересовывают и студентов-пианистов, и зрелых мастеров. «Пьесы Муравлева эстрадны в лучшем смысле этого слова, по-настоящему концертны, — писал профессор Московской консерватории Ю. Янкелевич. — Собственно виртуозное начало в них не становится самодовлеющим, напротив, композитор подчеркивает, скорее, мелодическую природу инструмента».
«Сказы», cоч. 5 (пять характерных пьес) созданы в 1946 году по мотивам «Уральских сказов» П. Бажова. За это произведение, высоко оцененное Н. Мясковским, молодой Муравлев был удостоен I премии на I Всемирном фестивале демократической, молодежи и студентов в Праге. Древние образы русского эпоса интерпретируются автором глубоко современно; будто живые, проходят перед глазами картины родной природы, фантастические видения, «портреты» то празднично-оживленных, то погруженных в скорбное раздумье людей, жестокое вражеское нашествие и возрождение отчего края.
Элегия из музыки к кинофильму «Дом с мезонином» (1960 г.) — сочинение сугубо камерное, интимное, с легким, специально воссозданным колоритом чуть сентиментальных, щемящей лирики чеховских времен. Здесь композитор выступает перед нами как истинный мастер «музыкального прочтения» литературных сюжетов; автор музыки к более чем ста кинолентам (среди которых такие, как «Белый пудель», «Удивительная история, похожая на сказку», «Василий и Василиса», «Волшебная лампа Аладдина», «Крах» и др.), А. Муравлев не только проникает в самую суть сюжета, «высвечивая изнутри» эмоциональное ощущение героев, но и с кинематографической живостью и лаконизмом рисует их жесты, движения. Вся пьеса нарисована легкими красками, звучит нежно и приглушенно, как «тихого голоса звуки любимые». Пьесе композитор предпослал следующий эпиграф: «...В минуты, когда меня томит одиночество и мне грустно, я вспоминаю смутно, и мало-помалу мне почему-то начинает казаться, что обо мне тоже вспоминают, меня ждут и что мы встретимся... Мисюсь, где ты?» (А. Чехов. «Дом с мезонином»).
Русское скерцо, соч. 6, посвященное 30-летию ВЛКСМ, — одна из самых популярных пьес Муравлева, полная жизненной силы, нарядного блеска, огненного молодого задора и темпераментных танцевальных ритмов. Близость русским народным музыкальным истокам в сочетании со свежестью гармоний и мелодических оборотов придают музыке особенную напористость, энергию и в то же время естественность, непосредственность. В веселом танце мелькают и юношеские, и девичьи лица, слышны шутки и смех.
Три пьесы, соч. 15 в полной мере отразили дальнейшие поиски композитора в сфере лаконизма, емкости музыкальных образов. Совершенно различные по содержанию, пьесы триптиха и контрастируют, и гармонируют между собой. «Новеллетта» своими повествовательными мотивами рассказывает нам романтичекую историю, полную таинственной прелести, опасных чар, завлекающих в заколдованное царство. Пьесе предпослан эпиграф из известной баллады А. К. Толстого:
«Где гнутся над омутом лозы,
Где летнее солнце печет,
Летают и пляшут стрекозы,
Веселый ведут хоровод...»
«Пастораль» открывает перед нами светлый, величественный пейзаж. Слышны отдаленные наигрыши пастушьего рожка, изредка откуда-то доносятся звуки колокола. Музыка оставляет ощущение простора, далекой перспективы, пространств, залитых светом, наполненных прозрачным воздухом и покоем. «Шествие» резко контрастирует с первыми пьесами. Зловещие образы, неотвратимо приближающиеся, сменяются драматичной картиной глубокой, жгучей скорби; впечатляет патетика кульминационного раздела пьесы.
* * *
Заслуженный артист РСФСР, лауреат Всесоюзного и международных конкурсов Юрий Алексеевич Муравлев завоевал широкую известность в стране и за рубежом. Ученик выдающегося советского пианиста и педагога Г. Нейгауза, он с равным мастерством и убедительностью исполняет произведения Моцарта, Грига, Шопена, Скрябина, Прокофьева и других композиторов. Главными чертами творческой индивидуальности пианиста являются искренность, лиризм и поэтичность.
«Его исполнение благородно, одухотворенно и отмечено чистотой и возвышенностью поэтического чувства» («Вечерний Ленинград», 19 апреля 1978 г.).
«Поэты и мечтатели не столь уж частое явление на нашей концертной эстраде. Тем большая наша благодарность артисту за его искусство» («Советская музыка», 1971 г., № 8).
В. Астрова




вторник, 6 марта 2018 г.

Юрий Александров - Восемь романсов для хора и симф. орк., фортепианные пьесы (1976)(Мелодия С10 08127-8)

Юрий Александров (р. 1914)

I сторона
Восемь романсов для хора и симфонического оркестра
на слова М. Лермонтова
1. Сосна
2. Горные вершины
3. Утес
4. Могила бойца
5. Пир
6. Пан
7. Гроза
8. Парус

Большой хор и оркестр Всесоюзного радио и телевидения
Художественный руководитель К. Птица
Дирижер М. Шостакович

II сторона
Токката

Т. Рубина - фортепиано

Фортепианный цикл «Песня в лесу»
1. Маленькая увертюра
2. Песня в лесу
3. Холодно и сыро
4. Капли на листьях
5. Белочка
6. Канцонетта
7. Этюд
8. Молдавский танец
9. Мотя
10. Вальс
11. Менуэт
12. Джигит

Т. Барановская (1, 3, 6, 7)
Ю. Муравлев (2, 4, 5, 8, 10)
Т. Вишнякова (9, 11, 12)

Запись из концертного зала
Оператор Т. Павлова. Редактор И. Орлова

Юрий Михайлович Александров принадлежит к поколению композиторов, заявивших о себе первыми значительными про­изведениями в военные и первые послевоенные годы. Он ро­дился 1 сентября 1914 года в Ташкенте, начальное музыкаль­ное образование получил в Москве, где в юности учился в му­зыкальном училище при Московской консерватории по двум специальностям — фортепиано и композиции. Но музыку как профессию юноша выбрал не сразу и параллельно учился в строительном техникуме, после окончания, которого работал несколько лет техником на стройках Москвы. Лишь в 1937 го­ду поступил Юрий Александров в Московскую консерваторию, где его учителями по композиции были Г. И. Литинский и В. Я. Шебалин.
Круг творческих интересов Ю. Александрова весьма широк, композитором созданы произведения самых различных жанров. Здесь немало крупных полотен: симфония-кантата «Кавказ» (стихи Сулеймана Стальского; посвящена памяти героев — уча­стников боев за освобождение Кавказа в годы Великой Отече­ственной войны), кантата «Песнь о родной земле» (стихи А. Досталя), симфоническая поэма «Памяти Циолковского», два про­изведения, посвященных памяти В. И. Ленина: симфоническая поэма «У мавзолея» и хоровой цикл «Мавзолей» (десять поэм на стихи советских поэтов). Среди многих песен и романсов Ю. Александрова выделяются два цикла, созданные еще в го­ды Великой Отечественной войны: «Ленинграду» (песни на стихи А. Прокофьева) и «Бессмертье» (романсы на стихи А. Суркова). Большой популярностью пользуется балет Юрия Александрова «Белеет парус одинокий» (по одноименной пове­сти В. Катаева; с 1970 года идет на сцене московского театра им. Станиславского и Немировича-Данченко), принадлежащий к числу значительных достижений композитора.
В своих вокально-хоровых произведениях Юрий Александ­ров использовал стихи многих поэтов, но особое тяготение проявляет к поэзии Лермонтова. Одна из больших творческих удач композитора — цикл «Восемь романсов для смешанного хора и симфонического оркестра на стихи М. Ю. Лермонто­ва», созданный в 1966 году. Необычное для хоровой музыки жанровое определение «романс» объясняется камерными мас­штабами и характером музыки этих миниатюр. Юрий Алек­сандров отобрал из лермонтовской лирики восемь стихотворе­ний, в большинстве своем посвященных «байроническим» мо­тивам одиночества человека, романтической теме «человек и природа».
Четыре из отобранных стихотворений — «Сосна» (у Лер­монтова это стихотворение - вольный перевод из Генриха Гейне — не озаглавлено), «Горные вершины» (лермонтовское название - «Из Гёте», вольный перевод стихотворения Гёте «Ночная песнь странника»), «Утес» и «Парус» — были уже не­однократно положены на музыку, что поставило перед компо­зитором особую задачу: отрешиться от общеизвестных музы­кальных воплощений столь популярных стихов и найти свое оригинальное решение, свой образный строй. Интересно, что основная тема романса «Парус» (начальная мелодия на слова «Белеет парус одинокий») та же, что и лейтмотив «паруса оди­нокого» в одноименном балете, но в соответствующей хоровой переработке.
В четырех названных романсах хоровая партитура разра­ботана весьма детально, причем хор чаще всего трактован как единый инструмент, хотя композитор пользуется также прие­мами полифонической разработки голосов либо их контрастно­го противопоставления, как, например, в романсе «Утес», где первый куплет («Ночевала тучка золотая на груди утеса великана») поют сопрано и тенора, а второй («Но остался влажный след в морщине старого утеса») — басы. Развернутых оркест­ровых эпизодов в этих четырех романсах нет, что также гово­рит о их камерности, но роль оркестра отнюдь не только ак­компанирующая: многие детали оркестровой партитуры, тон­кие приемы инструментальной изобразительности и красочно­сти принимают действенное участие, совместно с приемами хо­ровой выразительности, в создании рельефных музыкальных образов.
К четырем названным романсам примыкает и романс «Гро­за» (здесь композитором использованы два стихотворения Лер­монтова, родственные по содержанию), посвященный той же теме «человек и природа», однако музыка здесь более драматична, масштабы — развитые, а роль оркестра, живописующе­го грозу, более значительна.
Два романса — «Пир» и «Пан» — посвящены другим лири­ческим мотивам: здесь воспеваются дружба и любовь, радость общения с природой и радость творчества. Несколько особня­ком стоит в цикле романс «Могила бойца» (у Лермонтова жанр этого стихотворения обозначен как «дума»; из семи его строф композитором использованы только пять), эпического харак­тера, музыка которого отличается сурово-сдержанными чертами.
В списке произведений Ю. Александрова значительное ме­сто занимают пьесы камерно-инструментальных жанров: струн­ный квартет, сонаты, поэмы, миниатюры для фортепиано, скрипки, виолончели, а также для арфы, валторны, трубы, гитары, домры.
Фортепианная Токката, написанная в 1965 году, принадле­жит к числу концертно-виртуозных произведений композито­ра. Как известно, в жанре токкаты чаще всего используется прием непрерывного движения; использован он и в Токкате Ю. Александрова. Но на непрерывную нить моторности в од­них голосах нанизаны в других голосах аккорды и мелодии, подчиненные сложным, порой синкопированным ритмам и пре­обладающему «угловатому» пятидольному размеру. В сочета­нии с массивной, плотной фактурой и волнами динамических нарастаний и спадов это придает музыке черты активной им­пульсивности и «пружинистой» энергии.
В ином ключе написаны пьесы детского альбома «Песня в лесу», созданного Ю. Александровым в 1970 году. Предназна­ченные для юных пианистов, они не отличаются технической трудностью, однако их музыкальный язык — вовсе не упро­щенный и вполне современный. Здесь автор придерживается принципа, столь характерного для советской детской музыки: взрослые как бы разговаривают с детьми на доступном для них языке, но вполне серьезно. В образном строе изящных пьесок альбома ярко проявилось свойственное композитору мастер­ство лаконичного музыкального портрета, пейзажной зари­совки.
Первая пьеса   «Маленькая увертюра» — задает всему
сборнику тон детской живости и непосредственности. Следую­щие четыре пьесы — это маленький цикл «лесных картинок»: «Песня в лесу» (она дала название всему альбому), «Холодно и сыро», «Капли на листьях» и «Белочка». Затем идут пьески концертного характера: «Концонетта» и «Этюд», а после них — маленькая танцевальная сюита: «Молдавский танец», изящная и оригинальная полька-гавот «Мотя» (эта музыка заимствована из балета «Белеет парус одинокий», где является танцевальной характеристикой одной из юных героинь: девочки Моти, сест­ры Гаврика), «Вальс» и «Менуэт». Последняя пьеса альбома — «Джигит», токкатно-моторного характера, — портрет смелого юного наездника.

Л. Ауэрбах