Показаны сообщения с ярлыком Из сокровищницы мирового исполнительского искусства. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком Из сокровищницы мирового исполнительского искусства. Показать все сообщения

суббота, 7 апреля 2018 г.

Ernest Ansermet - Из сокровищницы мирового исполнительского искусства (1983)(Мелодия C10 19405 005)

Сторона 1

Сергей Прокофьев (1891—1953)
Ала и Лоллий, Скифская сюита, соч. 20 - 20.50
1. Поклонение Велесу и Але
2. Чужбог и пляска нечисти
3. Ночь
4. Поход Лоллия и шествие Солнца

Сторона 2

Николай Римский-Корсаков (1844—1908)
Садко, Музыкальная картина, соч. 5 - 10.40
Полет шмеля (Сказка о царе Салтане, 3 действие) – 1.35

Анатолий Лядов (1855—1914)
Баба-Яга, Картинка к русской народной сказке, соч. 56 - 3.00 (моно)
Кикимора, народное сказание, соч. 63 - 6.10 (моно)

Orchestre de la Suisse Romande (Симфонический оркестр Романской Швейцарии)

Редактор П. Грюнберг Художник Б. Белов

Имя швейцарского дирижера Эрнеста Ансерме стоит несколько особняком в истории дирижерского искус­ства. В начале нашего столетия изменения стиля и языка музыки происходили в таком темпе, что произ­ведения, написанные даже в конце XIX века, воспри­нимались как принадлежащие к давно прошедшей эпохе, как музыкальная классика. Это было время на­рождения и стабилизации новых стилей. Кроме того, это было время чрезвычайно интенсивной концертной жизни: буквально десятки мировых музыкальных «звезд» одновременно выступали и гастролировали в Европе и Америке. У большинства дирижеров основу репертуара составляла музыкальная классика, их ранг и мастерство определялись, прежде всего, интерпрета­цией произведений великих композиторов прошлого. Ансерме же с самого начала своей карьеры выдвинул­ся именно как выдающийся исполнитель современной музыки и достиг в этой области столь высокого ма­стерства, что некоторые его интерпретации и по сей день считаются непревзойденными.
Ансерме был великим мастером оркестровых звуч­ностей. Под его управлением оркестр как бы расцветал всеми красками, каждая группа инструментов звучала исключительно ярко и насыщенно. Особенно восхища­ло искусство выявления необычных тембров, нетради­ционных сочетаний инструментов, столь свойственных современной музыке. Звуковой, оркестровый колорит, бывший в прошлом лишь вспомогательным средством, становился у современных композиторов зачастую «главным действующим лицом». Симптомы этой «рево­люции» появились уже в музыке Вагнера, Малера, русских «кучкистов». Но особые требования к живопис­ности звучания оркестра стали предъявлять авторы программной музыки и композиторы-импрессионисты. В этой области манера Ансерме оказалась как нельзя более соответствующей. К тому же, в отличие от дру­гих дирижеров, которые нередко исполняли музыку импрессионистов ритмически расплывчато, стараясь создать ощущение неустойчивости, зыбкости, Ансерме подчинял свои интерпретации строгой логике ритмов. Его оригинальный дирижерский стиль нашел впослед­ствии многочисленных последователей и даже в нема­лой степени стимулировал композиторское мышление.

Эрнест Ансерме родился 11 ноября 1883 года в швейцарском городке Веве. «Моим первоначальным призванием, — вспоминал он, — была музыка, и вошел я в нее с самого детства, так как моя мать игра­ла на фортепиано, отец пел, и к тому же я от приро­ды был склонен к мечтательности и созерцательности, которые являются источниками музыки». Первые уроки будущий дирижер получил у своей матери. В период обучения в гимназии, а затем в кадетском корпусе он продолжал занятия музыкой у местных педагогов. Юношей играл на корнете в музыкальном обществе Веве и в оркестре кадетского корпуса, пробовал свои силы в дирижировании и композиции. Переехав в Ло­занну, где сначала учился в коллеже, а затем изучал математику в университете, прошел курс гармонии в консерватории. Чтобы усовершенствоваться в матема­тике, Ансерме отправился в Париж и поступил на математический факультет в знаменитую Сорбонну. Одновременно он слушал в консерватории курс кон­трапункта у Жедальжа и курс истории музыки у Бурго- Дюкудре. Вернувшись в Лозанну, четыре года (1906—1910) работал преподавателем математики в Классическом колледже, но все свободное время отда­вал музыке: посещал концерты в Лозанне и в Монтрё, где курортным оркестром дирижировал его друг Франсиско де Ласерда, писал рецензии и статьи о му­зыке, сочинял. Осенью 1910 года Ансерме уехал в Мюнхен, а затем в Берлин. «Зима, проведенная в Германии и заполненная посещением репетиций и кон­цертов Никиша, Мотля, Рихарда Штрауса, Мука, Онег­гера и других, и по возвращении на родину — живой пример Франсиско де Ласерды подготовили меня к дирижерской деятельности, — вспоминал артист. Но в управлении оркестром я снова видел лишь дея­тельность, которая позволила бы мне свободно по­святить себя композиции. Только позднее я оставил эту мысль, общаясь со Стравинским и наблюдая на­правление, которое приобретала современная музыка».
С 1911-го по 1914 год Ансерме работал дириже­ром курортного оркестра в Монтрё, сменив на этом посту Ласерду. С математикой было покончено навсег­да. «Профессию математика, — признается музыкант, — я приобрел только потому, что в этой области видел верное средство заработать себе на жизнь, тем более что у меня, как у сына и внука школьных учительниц, в крови сидел педагогический вирус, что позднее ока­залось небесполезным в управлении оркестром. И если наконец, я оставил свою первую профессию, то лишь потому, что страсть к музыке была повелитель­нее страсти к математике».
Два события стали важнейшими вехами в творче­ской судьбе Эрнеста Ансерме: встреча со Стравинским и организация оркестра Романской Швейцарии.
С Игорем Федоровичем Стравинским Ансерме по­знакомился в 1911 году, знакомство постепенно пере­шло в дружбу. В 1914 году композитор рекомендовал дирижера С. Дягилеву на освободившееся место му­зыкального руководителя и дирижера «Русского бале­та» в Париже. С этой группой Ансерме объехал мно­гие страны Европы, Северной и Южной Америки и приобрел международную известность (с 1915 года он одновременно возглавлял концерты «Симфониче­ской ассоциации Лозанны»). Вспоминая об Ансерме, Стравинский писал, что «очень ценил его высокую му­зыкальность, уверенность его взмаха, так же как и общую высокую культуру...» Дирижер стал постоянным исполнителем произведений Стравинского и провел не­сколько премьер его сочинений. Сотрудничество со Стравинским и выступления в спектаклях «Русского ба­лета» принесли Ансерме славу и авторитет, необхо­димые для организации своего оркестра.
Оркестр Романской Швейцарии Ансерме основал в Женеве в 1918 году и со временем воспитал из него один из лучших симфонических коллективов мира. Ан­серме и его оркестр постоянно играли новые произве­дения современных композиторов, в отборе которых проявлялись тонкий вкус, дальновидность и глубокая культура дирижера, пропагандировали лучшие произ­ведения музыкальной классики, уровнем исполнения и широтой деятельности привлекая внимание мировой музыкальной общественности. Именно во главе этого оркестра Ансерме одержал свои наиболее убедитель­ные творческие победы (хотя выступал как гастролер с лучшими оркестровыми коллективами мира).
Трижды Ансерме приезжал с гастролями в Совет­ский Союз. «В его дирижировании, — писал Б. В. Аса­фьев, — господствует совершенно особенное — жи­вое, одушевленное, вытекающее из моторных ощуще­ний, и вместе с тем скульптурно-пластичное воплощение музыкального движения. Это движение становится конкретно осязаемым рельефом. Ансерме — удиви­тельно чуткий и гибкий ритмист. Ритм для него не отвлеченный управляющий музыкой принцип, а жиз­ненный ее тонус, не навязываемая ей извне воля, а в ней самой, в материале, в рисунке и форме произве­дения заключающаяся потенция роста и движения». И далее; «...Ансерме доводит оркестровое звучание до крайних степеней интенсивности, так что властно орга­низованный, но непреоборимо стремительный в своем низвергании поток музыки временами кажется не по­рождением личного творчества композитора, а стихий­ной музыкой грозных явлений природы».
А И. И. Соллертинский так писал после концертов дирижера: «Правильнее всего было бы определить Ансерме как дирижера-инженера или дирижера-кон- структора. Это менее всего значит, что Ансерме ли­шен эмоциональности: структурная логика и математи­ческая точность в ускорениях и замедлениях темпов отнюдь не исключают больших патетических подъемов. Но эмоциональность никогда не затопляет общей кон­структивной четкости: у Ансерме больше, чем у како­го-либо другого дирижера, в каждый момент совер­шенно ясно, чего он собственно хочет. Отсюда — не­обычайная, почти оптически видимая рельефность ис­полняемого произведения. Элементы, которыми, преж­де всего, оперирует Ансерме, — это оркестровая
крас­ка и ритм. Как колорист, Ансерме, бесспорно, один из первых дирижеров мира».
Пятьдесят лет руководил Ансерме оркестром Ро­манской Швейцарии и выступал по всему миру, внося свой неповторимый вклад в сокровищницу дирижер­ского искусства. Им написаны сотни статей и несколь­ко книг о музыке. Его перу принадлежит ряд симфо­нических произведений, песен, обработки для оркест­ра произведений других композиторов (в том числе «Шести античных эпиграфов» Клода Дебюсси). Благо­даря его мастерству и авторитету обрели признание сочинения многих начинающих композиторов, которым Ансерме дал путевку в жизнь.
Скончался Эрнест Ансерме в Женеве 20 февраля 1969 года.

Из многочисленных записей дирижера для нас осо­бенно интересны произведения русских и советских композиторов. Русскую музыку Ансерме полюбил еще, будучи дирижером «Русского балета» и всю жизнь охот­но ее исполнял. Впервые посетив Советский Союз в 1928 году, он проникся глубоким уважением к музы­кальной жизни нашей страны и стал включать в свои программы произведения советских композиторов. Мно­гие сочинения Бородина, Римского-Корсакова, Мусорг­ского, Лядова, Прокофьева нашли в лице Ансерме чуткого и взволнованного интерпретатора. Как писал в свое время И. Ф. Стравинский: «Достоинство испол­нителя определяется одною особенностью: он видит в партитуре именно то, что на самом деле в ней за­ложено, и не ищет в ней того, что ему хочется видеть. В этом самое большое и ценное качество Ансерме».

среда, 7 февраля 2018 г.

Boris Christoff (бас) - Из сокровищницы мирового исполнительского искусства (1980)(Мелодия М10 42383-4)

A. Caldara (1671 —1736)
01. Come Raogio Di Sol - 3.06

W. A. Mozart (1756—1791)
02. Leporello’s Aria (Don Giovanni, Act I) - 5.30

G. Verdi (1813—1901)
03. Procida’s Aria (Les vepres siciliennes, Act III) – 4.02
04. Philip Il's Aria (Don Carlos, Act 111) — 9.10

Н. Римский-Корсаков (1844—1908)
05. Монолог Юрия Всеволодовича (Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии, 3 д.) - 4.20

А. Бородин (1833—1887)
06. Для берегов отчизны дальной (А. Пушкин) - 3.26
07. Спящая княжна (А. Бородин) - 4.40

М. Мусоргский (1839—1881)
08. Горними тихо летела душа небесами (А. К. Толстой) - 3.07
09. Дуют ветры, дуют буйные (А. Кольцов) - 4 50
10. Полководец (А. Голенищев-Кутузов) - 4.10
11. Монолог Досифея (Хованщина, 5 д.) - 6.16

На русском (5—11) и итальянском (1—4) языках
In Russian (5—11) and Italian (1—4)

Gerald Moore, piano (1, 6—10)

London Philharmonia Orchestra Conductors:
Wilhelm Scbuchter (2, 3, 5)
Herbert von Karajan (4)
Isai Dobrowein (11)

Архивные записи 1949—1952 гг.

Реставратор Н. Терпугова. Редактор П. Грюнберг Художник Б. Белов

Болгарский бас Борис Христов известен как «самый верный после­дователь Шаляпина». И хотя эти слова далеко не полностью характе­ризуют выдающегося певца, в них есть значительная доля истины. Дей­ствительно, после смерти Шаляпина и до появления на международ­ной оперной сцене Николая Гяурова среди басов, пожалуй, не было исполнителя столь яркого и близкого по творческим устремлениям к искусству великого русского артиста, как Борис Христов. Но никогда, даже в самых «шаляпинских» партиях (Борис Годунов, король Филипп и др.), он не был эпигоном Шаляпина. Христов навсегда вошел в исто­рию вокального искусства как певец, искавший гармонию вокального и сценического образов, замечательный вокалист, обладавший исклю­чительно богатым и красивым голосом, выдающийся исполнитель ка­мерной музыки.
Христов родился в 1918 году в Пловдиве (ряд изданий приводит другую дату — 1914 год). В юности он не рассчитывал на карьеру оперного певца, но огромная любовь к музыке и пению привела его в полупрофессиональный хор. Здесь его исключительные вокальные данные и большая музыкальность не могли остаться не замеченными. Б 1942 году Христов отправляется в «оперную Мекку», в Милан, где становится учеником знаменитого баритона Риккардо Страччиари, кото­рому обязан своей замечательной вокальной школой. В 1946 году в Риме состоялись дебюты певца: сначала в концерте, а затем в партии Коллена («Богема» Дж. Пуччини) на сцене театра «Арджентина». Не­обычайные достоинства молодого баса позволили ему уже в следую­щем сезоне дебютировать в театре «Ла Скала» в ответственейших партиях Бориса и Пимена («Борис Годунов»), Через два года Христов впервые поет в Нью-Йорке на сцене «Метрополитен опера»; в том же 1949 году выходят и первые грампластинки артиста, которые сделали его имя известным буквально во всех., уголках земного шара.
Уже в начале сценической деятельности Христов зарекомендовал себя как лучший на западе исполнитель партий в русских операх. Бла­годаря ему были осуществлены постановки опер Мусоргского, Чайков­ского, Римского-Корсакова, Глинки, вновь пробудился  к ним интерес слушателей. Заслужить такой успех в аудитории, которая еще помнила Шаляпина, само по себе явилось огромным достижением, Но, Христову принадлежит также честь быть первым зарубежным певцом, записав­шим на грампластинки партии Бориса Годунова и Ивана Сусанина. В за­писи «Бориса Годунова» (осуществленной в 1953 году под управлени­ем Исая Добровейна и при участии Николая Гедды) Христов исполнил также партии Варлаама и Пимена. Десятилетие спустя артист снова спел все три партии в новой записи «Бориса Годунова» под управлением бельгийского дирижера Андре Клюитенса. Дважды Христовым были записаны и еще две «коронные» басовые партии: короля Филиппа II в «Дон Карлосе» Дж. Верди и Мефистофеля в «Фаусте» Ш. Гуно. Эти записи во многом остаются образцовыми и по сей день.
Христов пел многие партии итальянского репертуара, в том числе и в операх, возрожденных после долгого забвения. Среди них граф Робинсон в «Тайном браке». Д. Чимарозы, Захария в «Навуходоносоре», Прочида в «Сицилийской вечерне», Аттила в одноименной опере Дж. Верди, Мефистофель в опере А. Бойто. Артист выступал в операх Монтеверди («Коронация Поппеи») и Глюка. Он исполнял также пар­тии в некоторых русских операх, до него неизвестных зарубежным слушателям (Кочубей в «Мазепе» П. Чайковского, Иван Грозный в «Псковитянке» Н. Римского-Корсакова и ряд других). Наконец, Христов буквально открыл для западной публики богатейший мир русского романса, исполнив и частично записав на пластинки произведения А. Бородина, М. Мусоргского, А. Даргомыжского, М. Глинки, П. Чай­ковского, С. Рахманинова. Иногда певец выступал и в несвойственном для баса итальянской школы амплуа, например, пел Пизарро в «Фиделио» Л. Бетховена или партию баритона в «Немецком реквиеме» И. Брамса.
За четверть века, что продолжалась исполнительская карьера Хри­стова, его голос звучал в театрах и концертных залах Италии и Англии, Франции и США, Австрии и Аргентины, многих других стран мира. В последние годы артист почти не выступает на сцене. Он по-прежне­му часто бывает на родине, в Болгарии. Здесь им записана и послед­няя пластинка, посвященная русской музыке.
В настоящем издании искусство Бориса Христова представлено за­писями, в основном не известными советским слушателям, не типичными для замечательного певца и артиста.

вторник, 6 февраля 2018 г.

W. A. Mozart, Requiem in D Minor, KV 626 - Bruno Walter (1956)(1979)(Мелодия М10 42203-4)

Side One (27.32)
1. Requiem aeternam. Kyrie
2. Dies irae
3. Tuba mirum
4. Rex tremendae
5. Recordare
6. Confutatis
7. Lacrimosa

Side Two (25.37)
8. Domine Jesu
9. Hostias
10. Sanctus
11. Benedictus
12. Agnus Dei. Lux aeterna

Irmgard Seefried, soprano
Jennie Tourel, mezzo-soprano
Leopold Simoneau, tenor
William Warfield, bass

The Westminster Choir
Choral conductor John Finley Williamson

The New York Philharmonic Orchestra
conductor Bruno Walter

Архивная запись
Реставратор H. Терпугова
Редактор П. Грюнберг
Художник Б. Белов

Бруно Вальтер — одна из самых ярких творческих личностей в многочисленной плеяде выдающихся дирижеров XX века. По­чти семьдесят лет выступления великого дирижера в концерт­ных залах и оперных театрах Европы и Америки несли слуша­телям свет высокого искусства.
Вальтер родился в Берлине в 1876 году. Уже в детстве он об­наружил огромную музыкальность. Образование будущий дири­жер получил в Штерновской консерватории Берлина как пианист и композитор. Семнадцати лет Вальтер начал работать коррепетитором в Кельнском оперном театре, здесь в 1894 году он впер­вые появился за дирижерским пультом. Вскоре юноша перешел на ту же должность в Гамбурге, где во главе оперного театра стоял великий композитор и дирижер Густав Малер. Воздей­ствие бурной, пламенной натуры Малера, чьи передовые испол­нительские идеи и принципы во многом стали основой практики современного дирижирования, на юного Вальтера было огромно. На всю жизнь он сохранил верность своему учителю, продолжая и развивая его дело. Малер в свою очередь высоко ценил талант начинающего музыканта и, «спасая» его от избыточного влияния собственного искусства, с целью развить индивидуальность уче­ника рекомендовал ему работать самостоятельно. По совету Малера Вальтер начинает дирижерскую деятельность во Вроцла­ве (здесь по требованию дирекции он сменил свою настоящую фамилию Шлезингер на ставшую всемирно известной — Вальтер). Затем он работает в Братиславе, Риге, Берлине. В 1901 году уче­ник и учитель встретились в Вене. Малер возглавлял знаменитую Венскую оперу, Вальтер стал его ближайшим помощником. В эти годы он окончательно сформировался как большой музыкант- мыслитель, отличительными чертами его интерпретаций стали проникновенность чувства, глубина обобщений, возвышенная простота, высокое этическое начало: то, что завещал своим по­следователям Малер. В 1911 году Вальтер представил публике последние произведения покойного учителя. Под его управле­нием впервые прозвучали «Песнь о земле» и Девятая симфония. В 1913—1922 годах Вальтер возглавляет один из лучших театров Германии — Мюнхенскую оперу, явившись преемником одного из крупнейших дирижеров предыдущего поколения Феликса Моттля. Одновременно он берет на себя руководство моцартовскими и вагнеровскими фестивалями в Мюнхене, развивается его международная гастрольная деятельность. В 1914 году Валь­тер посещает Москву, производит огромное впечатление спек­таклями «Дон Жуан» и «Пиковая дама» в театре Зимина, дает симфонические концерты, знакомится с выдающимися русски­ми музыкантами (среди них С. Танеев и С. Кусевицкий).
В 1920-х годах имя Вальтера появляется на афишах Лондона, где он в течение ряда лет возглавляет спектакли немецкого ре­пертуара в «Ковент-Гарден», Милана (театр «Да Скала»), Рима (зал «Аугустео»), городов США, СССР. Вальтер одним из первых среди зарубежных музыкантов высоко оценил дарование моло­дого Шостаковича, под его управлением прошла зарубежная премьера Первой симфонии нашего великого соотечественника. Но, основная деятельность Вальтера протекает в Берлине, со­бравшем в 20-е годы небывалое созвездие дирижерских имен (Фуртвенглер, Клемперер, Клайбер, Блех). Он руководит Город­ской оперой (1924—1929 гг.), выступает с Берлинским филармо­ническим оркестром. В 1929 году Вальтер принимает руковод­ство оркестром Лейпцигского «Гевандхауза» после ухода В. Фу­ртвенглера. После установления фашистской диктатуры Валь­тер вынужден покинуть Германию; он работает в Австрии, мно­го гастролирует. Его выступления украшают Зальцбургские фе­стивали, некоторое время он является художественным руково­дителем Венской оперы.
В 1938 году после захвата Гитлером Австрии Вальтер вновь становится изгнанником. Сначала он жил в Амстердаме, где ему оказала поддержку семья дирижера Виллема Менгельберга, возглавлявшего замечательный оркестр «Консертгебау». Затем его путь лежал во Францию и наконец, в США. Здесь, не зани­мая официальных постов, Вальтер выступает как гастролер с крупнейшими оркестрами, в течение ряда сезонов под его уп­равлением идет ряд спектаклей в нью-йоркской «Метрополитен опера». Лишь в 50-х годах Вальтер приезжает в Европу, гастро­лирует и в горячо любимой им «столице музыки» Вене, которая тепло приветствовала своего маэстро после долгой вынужден­ной разлуки.
Выдающийся музыкант неутомимо работал до конца дней. Именно в последние годы жизни Вальтера осуществлено боль­шое количество записей фундаментальных произведений миро­вой классики, запечатлевших неувядаемое искусство, великого дирижера. Скончался Вальтер в 1962 году в Беверли Хиллз (Ка­лифорния).
Благородное искусство дирижера, богатство и обаяние его личности были притягательны для многих выдающихся совре­менников. Среди них Альберт Эйнштейн, Томас Манн, Стефан Цвейг, Артуро Тосканини. Вальтер обладал композиторским и литературным талантом; свидетельством последнего являются его мемуары, дающие яркую картину музыкальной и культурной жизни Германии, Австрии и других европейских стран, живые образы ряда современников. Но главным для Вальтера всегда бы­ло дирижирование; творчество Бетховена и Моцарта, Шуберта и Брамса, Брукнера и Вагнера, Чайковского и Малера составляло основу его обширнейшего репертуара. Изредка Вальтер выступал и как пианист, чаще в ансамбле с такими певцами, как Лотта Ле­ман и Кэтлин Ферриер.
В настоящем издании искусство Бруно Вальтера представ­лено записью Реквиема Моцарта — одной из жемчужин фоно­графического наследия дирижера.

* * *
Немецкая певица Ирмгард Зеефрид (сопрано) родилась в 1919 году в Кёнгетриде. Обучалась пению в Аугсбурге у А. Май­ера. В 1939 году Зеефрид дебютировала в партии Аиды в Аахе­не, а через четыре года стала солисткой Венской государствен­ной оперы, на сцене которой выступала почти тридцать лет, в основном в партиях лирического сопрано. С 1946 года певица участвует в Зальцбургских фестивалях, гастролирует на сценах «Ла Скала», «Ковент-Гарден», «Метрополитен опера» и других крупнейших оперных театров, записывается на пластинки. Зеефрид — видная исполнительница камерного репертуара, высо­ким совершенством отличался ее ансамбль с пианистами Дж. Муром, Э. Вербой, часто в концертах певицы Принимал участие ее муж, выдающийся австрийский скрипач В. Щнайдерхан. Зеефрид выступала и записывалась со многими крупными дириже­рами, среди них В. Фуртвенглер и Г. Караян, Ф. Фричай и К. Вальтер.

* * *
Меццо-сопрано Женни Турель родилась в 1899 году в Мон­реале. Обучалась пению в Париже у А. Эль-Тур (анаграмма фамилии педагога стала фамилией певицы). Впервые в опере Ж. Турель выступила в русской труппе М. Кузнецовой-Массне в Париже. В 1933—1939 годах певица была солисткой париж­ских «Гранд опера» и «Опера комик», а с 1939 года — «Метро­политен опера» в Нью-Йорке. Ж. Турель была выдающейся ка­мерной певицей и исполнительницей произведений современ­ных композиторов. Она участвовала в премьере «Похождений повесы» И. Стравинского (Венеция, 1951 год). Скончалась певица в Нью-Йорке в 1973 году.

* * *
Канадский тенор Леопольд Симоно родился в Квебеке в 1918 году, музыкальное образование получил в Нью-Йорке.
В послевоенные годы певец пользовался большой известно­стью как один из лучших исполнителей моцартовских партий. Симоно выступал на сценах Венской государственной оперы, «Ла Скала», парижских театров, он — участник фестивалей в Зальцбурге, Эдинбурге, Экс-ан-Провансе. Сотрудничал с круп­нейшими дирижерами (Б. Вальтером, Ш. Мюншем, Г. Караяном и др.). С 1971 года певец преподает в консерватории Сан-Франциско.

* * *
Американский бас Уильям Уорфилд родился в 1920 году в Алабаме, Окончил Истменскую школу в Рочестере. Дебютиро­вал как концертный певец в 1950 году в Нью-Йорке. Уорфилд прославился как исполнитель партии Порги в опере Дж. Герш­вина «Порги и Бесс» во время гастролей в Европе в 1952 году. В основном выступал как камерный певец и исполнитель пар­тий в ораториях (часто в ансамбле со своей женой, знаменитой американской певицей Леонтин Прайс).