Показаны сообщения с ярлыком Элисо Вирсаладзе. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком Элисо Вирсаладзе. Показать все сообщения

вторник, 13 марта 2018 г.

Отар Тактакишвили - Концерт № 2 для фортепиано с оркестром -Горные напевы- (1976)(Мелодия С10 08017-18)

О. Тактакишвили (р. 1924)

I сторона
Концерт № 2 для фортепиано с оркестром -Горные напевы-

1. Andante (8.24)
2. Allegro alia breve (9.07)

Элисо Вирсаладзе 
Оркестр Большого театра СССР Дирижер Отар Тактакишвили

II сторона
Концертино для скрипки и малого оркестра

1. Allegretto (6.11)
2. Andantino (6.48)
3. Vivo (6.20)

Давид Ойстрах 
Большой симфонический оркестр Всесоюзного радио и телевидения 
Дирижер Отар Тактакишвили

Звукорежиссеры: Ю. Кокжаян, Д Гаклин Редактор И. Чумакова

Народный артист СССР, лауреат Государствен­ных премий Отар Васильевич Тактакишвили явля­ется одним из наиболее видных представителей со­ветского музыкального искусства. Его композитор­ская, исполнительская и общественная деятель­ность вот уже тридцать лет связана с развитием музыки Грузии.
Сочинения О. Тактакишвили давно вошли в му­зыкальную жизнь современности, заняли прочное место в концертном репертуаре, программах учеб­ных заведений, обогатились интерпретациями вы­дающихся исполнителей. Высокий профессиональ­ный уровень и широта кругозора позволили ком­позитору проявить себя во многих жанрах и фор­мах музыки — его перу принадлежат симфонии, оперы, симфонические поэмы, оратории и кантаты, инструментальные концерты, сольные и хоровые сочинения, музыка к кинофильмам и спектаклям. Эти произведения отличает новаторское претворе­ние традиций многовекового прошлого, органиче­ски связанных с древним и самобытным фолькло­ром Грузии.
Центральная творческая тема композитора — тема созидания, охватывающая прекрасный и мно­гообразный мир человеческих чувств и природы, величие исторического пути, пройденного народом. Поэтически раскрывается эта тема в Концертино для скрипки с оркестром в трех частях, написан­ном летом 1956 года. Гармоничность и одухотво­ренность эмоциональных состояний, созвучных щедрому весеннему пробуждению природы, пере­даются неповторимыми по естественности и красо­те мелодиями, свежими ладотональными красками в очертаниях стройной, уравновешенной формы.
Первая часть — Allegretto — изящная сонатина. Ее начинает неторопливая, широкого дыхания те­ма скрипки. Тембральные, гармонические, фактур­ные варианты последующих проведений главной партии неизменно завершаются одним и тем же кадансом, мягко «округляя» построения. Прихот­ливый орнаментальный узор побочной партии, ис­полненной тонкой грации, напоминает о характер­ных интонациях городской грузинской песни.
Во второй части, Andantino, пленяет скромная, чуть грустная мелодия на фоне прозрачного акком­панемента, острая ритмическая характерность ко­торого вуалируется нежным звучанием арфы.
Финал, Vivo, покоряет свободной импровиза­ционной стихией танца, зажигательным вихрем движения. Несмотря на четкую структурную оформленность (рондо с двумя эпизодами), эта часть производит впечатление мгновенной импро­визации. Рефрен увлекает неуемной энергией, жи­востью, напором молодых сил. Эпизоды вносят фактурные и
образные контрасты. Первый — не­принужденные веселые попевки, напоминающие народные инструментальные наигрыши. Второй —
вначале нежная и одухотворенная, а затем патети­ческая тема из среднего раздела Andantino. Ее объединяющая, цементирующая роль подчеркива­ется сходством с интонациями главной темы пер­вой части.
Второй концерт для фортепиано с оркестром был написан в 1973 году. Программный подзаголо­вок «Горные напевы» свидетельствует о его близо­сти интонациям глубинных пластов грузинской песни — крестьянской, горской. Необычный по форме (цикл состоит из двух частей), написанный быстрыми и острыми мазками, концерт является новым этапом в развитии жанра, в совершенство­вании методов типизации содержания и драматур­гии. Связь с народно-песенными источниками обу­словила демократизацию музыкального языка, рассчитанного на восприятие широкими массами слу­шателей, а также реализм музыкальных образов сочинения. В новом произведении проявилась зре­лость симфонического письма композитора, умело сочетающего возможности камерно-инструмен­тального и масштабно-оркестрового стиля. В соот­ношении соло и оркестра выделяются три принци­па: равнозначность партий, диалогичность и состя­зание. Виртуозность сочетается здесь с глубиной и значительностью образов, лирической проникно­венностью и высоким накалом драматизма.
Первая часть, Andante, построена в виде диало­га фортепиано и оркестра. Необычно уже начало: задумчивая одноголосная тема в низком регистре фортепиано, расцвеченная национальным орнамен­том. Ей отвечают настойчиво повторяющиеся мело­дические фразы фагота. Это поэтичная «заставка» концерта и в то же время мелодическое зерно, из которого вырастает весь тематизм сочинения. Ме­лодия варьируется фактурно, обрастает новыми тембрами, доводится до широких, щедрых кульми­национных разливов, доходящих до страстного драматизма. Ярким контрастом отзвучавшей буре является одинокий, в первоначальном изложении, дуэт двух инструментов, обрамляющий повество­вание.
Вторая часть, Allegro, открывается темой в басах фортепиано — мобильной, темпераментной, остро ритмизованной. В дальнейшем она появляется в ря­де остроумных образных перевоплощений. Пла­стичная гибкость музыки определяется изобрета­тельной полифонической разработкой, тонкой иг­рой ритмов, постоянным обновлением фактуры.
Концерт предъявляет чрезвычайно высокие тре­бования к исполнению. Это прежде всего относит­ся к образной рельефности, национальной харак­терности эпизодов при строжайшей спаянности их логикой симфонического развития, а также к ро­мантической приподнятости эмоционального вы­ражения и впечатляющему блеску виртуозности.

Е. Кулова