Показаны сообщения с ярлыком Евгений Голубев. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком Евгений Голубев. Показать все сообщения

вторник, 21 ноября 2017 г.

Евгений Голубев - Симфония №7 си бемоль минор, соч.28-bis -Героическая- (Мелодия С10 07817-18)


Евгений Голубев (р. 1910)

Симфония № 7

си бемоль минор, соч. 28-bis -Героическая-

Борьба. Adagio. Allegro eroico
Отдавшим жизнь. Adagio, maestoso e mesto
Возрождение. Presto
Путь к славе. Апофеоз. Allegro festoso

Большой Симфонический оркестр Всесоюзного Радио и телевидения
дирижер Геннадий Проваторов

Звукорежиссер С.Пазухин. Редактор М.Бутырская


Евгений Кириллович Голубев — один из крупней­ших советских композиторов. В 1936 году он за­кончил с отличием Московскую консерваторию по классу Н. Я. Мясковского (позднее у него же учил­ся в аспирантуре). В период занятий в консервато­рии Е. Голубев систематически посещал семинар, которым руководил С. С. Прокофьев, высоко це­нивший его талант. Их близкое общение продол­жалось все последующие годы. Влияние этих двух выдающихся музыкантов - Мясковского и Про­кофьева наложило свой отпечаток на весьма плодотворное творчество и музыкальное мировоз­зрение композитора.
Со времени окончания консерватории начинает­ся и интенсивная педагогическая деятельность Е. Голубева. Его учениками были виднейшие ком­позиторы: А. Эшпай, А. Холминов, Т. Николаева, А. Шнитке, из зарубежных музыкантов — Т. По­пов (лауреат премии имени Димитрова) и многие другие. По полифонии у него училась с 1937 по 1959 годы почти вся композиторская молодежь того времени.
Е. Голубевым написано большое количество про­изведений; к крупнейшим относятся оратории «Возвращение солнца» и «Герои бессмертны», семь симфоний, три концерта для фортепиано с орке­стром, три струнных концерта — для скрипки, альта, виолончели, четырнадцать квартетов, два квин­тета— для фортепиано и для арфы со струнным квартетом, семь фортепианных сонат, по одной для скрипки, для виолончели и для трубы с фор­тепиано, балет «Одиссей» по Гомеру.
Произведе­ния Голубева часто передаются по радио, испол­няются в концертах, очень многие изданы, некото­рые записаны на пластинку.
Творчество Е. Голубева при крепкой опоре на живые традиции музыкального искусства отли­чается самобытностью мышления и своеобразием композиторского почерка. Ему чуждо самодовлею­щее оригинальничание, возбуждающее временный, иногда даже большой интерес к произведению, ко­торый, однако, рано или поздно проходит. Е. Голу­бева привлекает не внешняя «броская» изобрета­тельность приемов письма, а настоящая творчес­кая направленность на раскрытие замысла и тех внутренних ценностей музыкального искусства, которые выдерживают испытания временем. И в этом отношении он всегда остается верен себе как глубоко принципиальный художник, стремящийся. прежде всего к искренности творческого высказы­вания, ищущий ту «правду», которая послужила Залогом исторической устойчивости классического музыкального наследия. Отсюда — главные худо­жественные качества музыки Е. Голубева: интона­ционная жизненность, выразительность тематиче­ского материала как основного «носителя» музы­кальной образности. По мере надобности этот ма­териал приобретает особую четкость, кристаллизованность, запоминаемость, что особенно важно в крупных формах. Он не искусственно придумы­вается композитором, а создается подлинной твор­ческой фантазией и иногда задолго вызревает в художественном замысле данного произведения.
Чрезвычайно ценно замечательное умение Е. Го­лубева широко развивать тематизм, и не импрови­зационно, а в соответствии с внутренней музы­кальной логикой, вскрывающей первоначально заложенное в нем интонационное содержание. Особо также надо отметить связанное с этим вели­колепное владение композитором крупными фор­мами. Развитие в них всегда динамично, целе­устремленно, с выпуклой «подачей» тематизма, подготовляемого напряженным ожиданием, с конт­растной фактурой — все это соответствует поня­тию симфонизма в подлинном его смысле. Струк­тура сложных произведений Е. Голубева отличает­ся цельностью и стройностью, высказыванием са­мого главного без длинных и излишних деталей, в общем — тонким расчетом в соотношении целого и его частей. Здесь сказывается неразрывное «сод­ружество» творческой фантазии с сильным интел­лектом. Заслуживают внимания и другие достоин­ства композитора — большое полифоническое, фак­турное и оркестровое мастерство, тонкое своеоб­разие гармонического языка.
Все эти качества в полной мере присущи и  Седь­мой, «Героической» симфонии Е. Голубева, закон­ченной в 1972 году. В основе ее лежит программа, отражающая события нашего времени. При кон­трастировании тематизма и частей вся симфония пронизана интонационно-тематической общностью, придающей замыслу особую цельность.
Первая часть — «Борьба». Вступление (Adagio), как бы воспоминание-раздумье, подводит к глав­ной теме «борьбы» (Allegro eroica), которая своей волевой ритмикой служит могучим «зарядом» для всего симфонического развития. Вторая, контра­стирующая, тема впоследствии полностью исполь­зуется в апофеозе финала. После напряженнейшей разработки главная тема в репризе как бы сокру­шает все на своем пути. Ликующая кода рождает­ся из темы вступления, но борьба еще продолжает­ся, и вновь возникают острые драматические кол­лизии.
Вторая часть — «Отдавшим жизнь» (Adagio ma­estoso е mesto) — как бы горестное обращение па­мяти к погибшим, проникновенный диалог струн­ных в унисон и духовых. Развитие приводит к     большой кульминации, завершающейся торжественным звучанием медной группы и чередующейся с ней арфой соло. В коде сильное впечатление производит заключительный хорал у струнных и за­тем деревянных духовых.
Третья часть «Возрождение» (Presto). Энер­гичное скерцо с упорным, настойчивым движени­ем, как бы преодолевающим все препятствия, в своем напряженном развитии достигает большого размаха. Оно построено на трех темах: интонации первой включаются впоследствии в главную тему финала, словно предвещая неизбежный ход драма­тического действия, приводящего к победе; вторая тема разрабатывается в средней части как фугато, соединяясь в дальнейшем с другими темами. После кульминации и ее спада стремительная кода завер­шает развитие.
Четвертая часть — «Путь к славе. Апофеоз» (Allegro festoso). Издалека приглушенно доносится звучание валторн, им вторят трубы, как бы призы­вая к радости и торжеству. Все новые группы ин­струментов начинают откликаться на эти призывы.
С появлением второй темы разрастающееся всеоб­щее ликование приводит к апофеозу, в котором появляется вторая тема первой части в преобра­женном грандиозном звучании. В конце апофеоза возникают интонации главной темы первой части, как клич, зовущий теперь не к борьбе, а к победно­му торжеству.
По своей высокой идейной направленности, яркой образности и художественному мастерству Седьмая симфония Е. Голубева является одним из значительнейших произведений советской музыки.

Ю.Н. Тюлин, доктор искусствоведения